b_150_100_16777215_0___images_stories_31.jpg b_150_100_16777215_0___images_stories_32.jpg

 

 

 

 

Азаров Г.И. "СТАНДАРТ СООТВЕТСТВИЯ.", Москва-Мытищи, 2012г.

 

Книга является заключительной частью трилогии «Специальные ненаучные и неспециальные научные проблемы». Как и предшествующие две части, она адресована официальным, экс-официальным, и неофициальным лицам, имеющим отношение к исследованиям в области оборонной индустрии.

Оглавление

- Преамбула
- Амбула
- Обязательность необязательного
- Мужчина в рассвете сил
- Женщина с комплексом полноценности
- В тылу друзей
- Никогда не слишком
- Знание о незнании
- Между «золотым теленком» и «молочным козленком»
- Послевкусие
- Толковый словарь терминов
- Литература

 

Преамбула

Все прочитанное Вами,
может быть использовано против Вас …

Уточненное правило Миранды

Люди пишут ради самой работы, чтобы создать собственный мир. Сам по себе этот мир, как правило, иллюзорен, призрачен и безопасен. Но стоит только начать примерять его к окружающей действительности, появляется такое чувство, что бросаешься с бутылкой под гусеницы проблем.
Поэтому данная книга написана методом самостопа . Jpao facto её цели не только не могут, но и не должны совпадать с устремлениями читающих.
Ergo , не надо принимать изложенное за чистую монету, поскольку это всего лишь домыслы, построенные, в большинстве своем, на противоречащих друг другу фактах, и лишенных, зачастую, всякой логики умопостроениях типа «в смысле осмысления бессмысленного смысл имеет определенную осмысленность».
Следует заметить, что подобные, с позволения сказать, измышлизмы не являются объектом авторского права, но их нелицензированное осмысливание не рекомендуется, так как может привести к непредсказуемым последствиям.
Затруднительно отнести книгу к какому-то определенному жанру, in any case отнести её к Kitsch не позволяет наукообразие рассматриваемых вопросов. Это связано с тем, что жанровая природа книги выводится из разных источников, наиболее очевидные из них, собственно, интуитивные. Eo ipso её следует воспринимать как жанровый эксперимент, про который булгаковский Воланд мог бы сказать: «Вы профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно не понятно».
Книгу не следует рассматривать, как источник истин в последней инстанции, ибо таковых в природе не существует, любая истина всегда предпоследняя. Её не следует читать ради полезных мыслей, ибо они всегда противоречивы. Не следует читать в надежде на полезные советы, ибо умному они не нужны, а дураку не помогут. Её может быть совсем не следует читать, ибо порой возникает ощущение, что «люди читают совсем не то, что тобой написано».
Хотя иногда читать книги полезно. Говорят, некоторые из них специально для этого написаны. И если, вдруг, дело дойдет до чтения, приятного Вам потерянного времени.

 

Амбула

Теперь я к основному перейду –
Один стоявший скромно в уголочке,
Спросил: «А что имели Вы в виду
В такой-то песне и в такой-то строчке?»

В.Высоцкий

Важнейшим фактором, определявшим успехи СССР в освоении космоса, атомной энергетике, области вооружений (да мало ли еще где) являлось наличие мощнейшей, широко разветвленной сети оборонных и военных НИИ («ящиков» и «в/ч»), составляющих фундамент не только ВПК, но и всей отечественной науки. В стенах этих НИИ работали сотни тысяч, в большинстве своем, далеко не бездарных людей. «То был век богатырей, но смешались шашки» , вместе с перестройкой и развалом Союза
Пришла пора всезнающих невежд,
Всё выстроилось в стройные шеренги.
За новые идеи платят деньги –
И больше нет на «Эврику» надежд.
Стало модно не умножать и прибавлять, а делить и отнимать. Случайно попавшие в науку шустрые, но бездарные, МНСы, завхозы и другие представители околонаучной публики оживились как никогда, становясь в одночасье заметными политическими фигурами местного, регионального, а то и государственного масштаба, и трансформируясь в последующем в «эффективных» менеджеров. На агонизирующем теле отечественной науки они начали создавать хаотическую конкурирующую среду сомнительных НТЦ и внедренческих центров коммерческого толка, выполняющих любые заказы.
В ряде случаев менеджеры от науки возглавили обескровленные НИИ, перенацелив их на решение чисто коммерческих задач, вытесняя мозги, продавая направо и налево недвижимость и оборудование институтов, да мало ли ещё что - «безгранична фантазия человека, которому нужны деньги».
В итоге, известное высказывание Л.Ландау «На одной порядочности научную карьеру строить нельзя. Это неминуемо приведет к тому, что не будет ни науки, ни порядочности» в условиях современных реалий приобрело новый смысл . Ситуация, в которой оказалась отечественная прикладная (не говоря уже о фундаментальной) наука, мягко говоря, неоднозначна.

Весь мир театр, все люди в нем актеры
Сказал в глубокой древности поэт.
Сегодня в нем российская наука,
Как марлизонский представляется балет,
Где есть ведущие артисты,
Сиречь крутые финансисты,
И есть ученые-солисты,
Эскюз ми, «кушать подано» - статисты .

Недостаток финансирования при сохранении системы профессиональной подготовки, неудовлетворенных потребностях в специалистах в развитых странах и открытых государственных границах создали уникальное положение: наша страна начала снабжать другие страны квалифицированными научными кадрами, обескровливая собственную науку. Она столкнулась с совершенно новыми для неё проблемами, требующими неоднозначных решений на всех уровнях - государственном, ведомственном, научного сообщества и индивидуальном.
Престиж науки в обществе упал настолько, что на научного работника стали смотреть как на «нищего бездельника».
Решать «как быть» в этих условиях приходится каждому сотруднику или исследовательской группе самостоятельно «в меру своей испорченности» и понимания смысла своей деятельности. Современное положение в науке и научном сообществе стало областью, где пересекаются несовместимые системы ценностей, определяющие столь же различные морально-этические позиции. «В свете изложенного,- заявляет академик РАН, профессор Г.И. Абелев, - не существует стандартов, как критериальной базы, для принятия решений».
«Однако позвольте профессор! Я с вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам запятую поставить» . В конце концов, как заметил Лех Валенса: «Точка зрения зависит от точки сидения».
Проведенные исследования позволяют говорить о некоем стандарте соответствия, определяющем шкалу ценностей в неонаучной среде.
Ключевыми понятиями стандарта являются Гамбургский (Hamburg) счет, Гааповский (GAAP) учет и Габровский (Gabrov) зачет.
Каждое из этих понятий является фрагментом гештальта неонаучной действительности. Вне гештальта его фрагменты рассыпаются, а вместе образуют стандарт, формат которого определяется следующим образом:

Из нас любой, пока не умер он
Слагает всю науку по частям
Из интеллекта, денег, юмора,
А также отношения к властям .

Критериальная база стандарта представлена в таблице 1.

Таблица 1
St. H26 H Гамбургский счет (Hamburg) Оценка по реальному вкладу в науку
G Гааповский учёт(GAAP) Оценка только по финансовым показателям
G Габровский зачет (Gabrov) Смех, да и только

Примечание. Использованы символы международного кода классификации стандартов. Применение отечественной символики (стандарт ЗГ) не представляется возможным, ввиду невольного возникающих ассоциаций с кодовой классификацией «армянского радио»: А - армяне, Б - женщины, В – военные, Г – все остальные.

 

На первый взгляд может показаться, что стандарт St. H26 не вносит ничего нового по сравнению с известными аналогами . Это не совсем так. Основное отличие St. H26 от предшествующих «кодексов» состоит в его гибкости и универсальности в смысле возможности оценки научной, околонаучной, псевдонаучной и лженаучной деятельности как отдельных индивидуумов, так и различных группообразований (коллективов), имеющих иерархическую, централизованную, распределенную или иную структуру. Роль данного стандарта при прочтении настоящей книги состоит в том, что его понятия являются ключевыми для понимания тематической направленности её семи основных разделов.
Книгу не обязательно читать насквозь с первой до последней страницы. Каждый раздел представляет собой автономное эссе, читать (или пропускать) которые можно в произвольном порядке.
Отдельный пласт образуют различные ссылки и цитаты, которые по тайному замыслу автора должны способствовать тому, чтобы книгу по прочтению не выбросили, а использовали в качестве полезного справочного издания.

 

 

Послевкусие

- Неплохое вино, - похвалила она.
- С нежным ягодным вкусом. Так напи-сано! – он показал на бумажку, приклеенную поверх французской этикетки.
- А знаете, о чем я подумала? На об-ложке книг тоже надо нашлёпывать такие стикеры. Глядя на книгу, необходимо знать, какое будет от неё послевкусие…

Ю.Поляков. Гипсовый трубач: Дубль два.

Согласно старинной притче ученик спросил у Мудреца: «В чем цель жизни?» «Не знаю» - ответил Мудрец. «В чем смысл жизни?» - промолчал Мудрец. Обиделся ученик, ушел. «Зачем тебе знать цель и смысл жизни, - подумал Мудрец, - если ты не ощутил её вкус».
Настоящая книга для тех, кто этот вкус ощутил. Но послевкусие может оказаться разным. Оно зависит от того, какой критерий стандарта соответствия H2G был использован при оценке прочитанного.
Подобные стандарты нужны для того, чтобы увидеть себя как бы в зеркале. Кроме того, у многих людей стандарты и словари самое любимое чтение: они надежны, основательны и лишены авторского субъективизма, к тому же расширяют кругозор. Тот, кто заглядывает в них, никогда не спутает авизо с авеню, простатит с протектором, пожарного с пожарником, Гоголя с Гегелем и личную жизнь с общественной деятельностью.
Какую роль при этом играют во множестве используемые цитаты?
- Я не надоела Вам со своими цитатами? - спросила Ф.Раневская киножурналиста Г.Скороходова. Беда в том, что Вы пробегаете их глазами и тут же забываете. А они требуют цезур, раздумий, хотя бы попытки понять, что и зачем говорили далеко не последние люди на Земле. Меня постоянно удивляет, как сто, двести, тысячу лет назад человек мог сказать, что сегодня не утратило смысла, и звучит так, будто родилось минуту назад на основании опыта наших дней, которые искорежили людей, как никогда прежде.
- Здорово конечно,- ответил журналист,- но мне кажется, что помимо всего прочего в них есть подтекст. Отбор этих высказываний, характеризует и того, кто их отбирал.
- Наконец-то до Вас дошло! А я все думала, когда же он поймет, что я не талмудистка и начетчица , а искатель. Ищу у умных людей то, что близко мне.
На этот счет возможны разные точки зрения и интерпретации наблюдаемой реальности . Несомненно одно. Самым важным, принимаемым во внимание обстоятельством должен являться скрупулезный детальный анализ реальных и крайне противоречивых трендов, происходящих в социуме, во всей их полноте.
Данная книга не содержит результаты такого анализа. Мысли, ироничные или нет, разбросанные по её страницам, приходили на ум в разное время и при различных обстоятельствах. В них нет четкой организации, претензий на оригинальность и назидательность. Каждый прочитавший книгу подобно Штирлицу вправе сказать «не люблю, когда меня держат за болвана в старом польском преферансе» и предложить свой стандарт соответствия. Если это случится, можно считать, что основная цель книги достигнута.
Автор искренне благодарит тех людей, которые захотят осознать степень своей причастности к обозначенным проблемам и приносит глубочайшие извинения тем, кто сочтет, что не имеет к этим проблемам ни малейшего отношения.