b_150_100_16777215_0___images_stories_81.png

 

 

 

 

Азаров Г.И.  "Закон непредвиденных последствий", Москва, 2017г.

Аннотация:

Эта книга - легкое чтиво на серьезную тему. С равным успехом она может быть названа детективной историей, любовным романом или философским эссе. О чём она? О том, что между правдой и ложью в нашем прагматическом мире есть место для чего-то более человеческого, подчиняющегося закону непредвиденных последствий.

Оглавление:

От автора
Пролог. Опаленный аффидевит
Часть первая. ЮНОНА и АВОСЬ
Глава I. Фонд виртуальных открытий
   Интерлюдия. Пчелки - бабочки
   Интермеццо. Блюбелл герлз
Глава II. Альтернативная реальность
Глава III. Зеркало для героя
Часть вторая. Соумышленники
Глава I. Трамплин для аутсайдера
Глава II. Рыцарь замочной скважины
Глава III. Женщина с комплексом полноценности
Глава IV. Чиновник демократического призыва
Часть третья. Ангелы и демоны
Глава I. Незнакомка особого назначения
Глава II. Кармен - сюита
Глава III. Мистерия ШКИД
Глава IV. Объект оперативного интереса
Часть четвертая. Танцуют все
Глава I. Эксельсиор
Глава II. Пессимистическая комедия
Глава III. Накануне непонятно чего
Глава IV. В условиях неочевидности
Глава V. Осенний мадригал
Глава VI. Холостой выстрел
Глава VII. Экспликация истины
   Нотабене. Скерцо на швестершафт
Эпилог. Неслучайная случайность
   Адденда к эпилогу. Разные разности

 

Мы не в ответе за тех, кого сочинили.

Перифраз Экзюпери.

От автора

История эта не имеет начала и, в сущности, - как вы сами убедитесь, если прочитаете книгу, - не имеет и конца. О чем она? Это шпионский экшин? Нет. Автобиографическая пиар-исповедь? Нет. Притча о женском коварстве? Нет. Скетч о дурном богатстве, Сейшеловых островах и Золушке, ставшей принцессой? Тоже нет.
Это роман-размышление о современном мире, науке и бизнесе, ненависти и любви, человеческой порядочности и низости и, даже - страшно сказать - поисках истины. О том, что, порой известное, таинственнее неизвестного, а между правдой и ложью есть место для чего-то более человеческого. О том, что закон непредвиденных последствий всегда оставляет открытым вопрос: кто кем управляет, судьба человеком или человек судьбою.
Не стоит искать в перипетиях романа «рожу сочинителя»*, поскольку все его персонажи и коллизии вымышлены, являясь придуманной «художественной правдой».
Любые ассоциации, связанные с конкретными людьми от научных, властных и бизнес структур - личное дело каждого. Реальные люди от указанных структур, сподобившиеся узреть в романе родственных себе персонажей, заслуживают всяческих похвал, как люди совестливые и самокритичные. При этом материалы книги не могут быть использованы ими в качестве свидетельских показаний в суде (за исключением Божьего).
Об актуальности книги - судить читателю. Искушенный книгочей из многих, как говорится, печей хлеб едал, и в подсказках автора не нуждается. Сам автор, оставаясь полным раздумий, глубоко благодарен своим выдуманным героям (герои, как известно, лучше и умнее своих авторов), которые заставили его усомниться в праведности вокруг происходящего. Происходящего под прикрытием научных репутаций, нахально пытающихся заменить собой собственно науку. Эта постмодернистская реальность распространяется на все сферы современной жизни, определяемой авторами реформ, цели и задачи которых мы не понимаем. Не понимаем, во многом благодаря пространным ТВ-комментариям ученых, не замеченных ни в одном сколь-нибудь серьезном исследовании. Современное ТВ, как кем-то справедливо сказано, - это средство, позволяющее заходить к нам в спальню людям, которых мы и на порог дома бы не пустили.
С позиций изящной словесности все написанное в книге может показаться смешным и глупым. Но многим нравится, когда автор еще глупее, чем они сами. Ему простят любую глупость, лишь бы не умничал. Впрочем, дабы не раздражать читателя своим сомнительным творчеством, автор старался придерживаться определенных императивов, существо которых сводится к следующему:
   1. Книга адресуется читателям, а не соратникам по эстетическому помешательству, а посему лучше не играть словами как дурак соплей.
   2. Рассуждения, разглагольствования и пассажи автора должны быть понятны читателю, ибо от непонимания случается желудочная тяжесть, головная боль и обида на первопечатника Ивана Федорова.
   3. Портреты положительных героев не должны заслонять образы персонажей отрицательных, ибо «нет ничего легче, как любить тех, кого любишь; надо немножечко любить и тех, кого не любишь».**
На многих страницах романа живут женщины. Разные женщины. Все они, равно как и отношения их с представителями противоположного пола, созданы игрой авторского воображения. Автор выдумал, сконструировал их из той непостоянной материи, каковой является человек, и сознательно сделал не совсем такими, какими бывают реальные женщины***. Но ведь Татьяна Ларина и Маша Миронова также не состояли из плоти и крови. Они созданы из добрых мыслей, высоких чувств и твердой веры Пушкина в счастливое будущее своих потомков.
В романе высокие чувства зачастую сменяются эротическими сценами, которые какой-нибудь ушлый литературный человек не без иронии может назвать порнографическими фантасмагориями. Если вы моралист или женоненавистник, просто пропустите их и идите дальше. Вам они все равно не нужны. Во всех остальных случаях смело читайте, имея, однако, в виду, что все суждения и оценки кого или чего бы то ни было, даются в романе с точки зрения его персонажей и могут не совпадать с мнением автора.
Вот и все, в чем суть авторских предуведомлений. Остальное, надеюсь, будет понятно из книги. Ведь, как говорил критик-публицист Любин-Любченко****: «Каков текст - таков контекст»

------------------------------------------------
* Аллюзия к выражению Н.В. Гоголя «Во всем мы привыкли видеть рожу сочинителя». - Здесь и далее примечания автора.
** Из писем П. Чаадаева
*** Кто-то из классиков заметил, что жена человека, пишущего о женщинах, читает его книгу, как следователь по особо важным делам листает уголовное дело, выискивая и пытаясь расшифровать криптограммы измен. И это хорошая жена. Ибо жена, которая верит мужу на слово, вызывает подозрение. «Никогда не унижай свою жену признанием. Признание хуже измены», - предупреждал меня отец и был прав.
**** Персонаж романа Ю. Полякова «Козленок в молоке»