b_150_100_16777215_0___images_stories_71.jpg b_150_100_16777215_0___images_stories_72.jpg

 

 

 

 

Азаров Г.И.  "Твой номер шестнадцатый", Москва-Мытищи, 2016г.

Аннотация:

Книга в определенном смысле является мидквелом широко известной в узком кругу ограниченных лиц трилогии «Легенды и мифы 16-го Института». Она продолжает серию легенд, связанных с многолетней, разноплановой деятельностью Института военной связи. Книга посвящается 93-й годовщине Института и адресована его ветеранам, бывшим и нынешним сотрудникам, а также работникам дружественных НИУ МО, промышленных и коммерческих организаций, имеющим отношение к исследованиям в области специальных телекоммуникаций, и не только.

Оглавление:

Предисловие. Второе дыхание легенд 

1. Что в имени твоем
1.1. От «… имени Попова» до «… имени Белова»
1.2. Перед именем твоим
1.3. Во имя отца
2. В строю и около
2.1. Пьедестал для аутсайдера (основы научного цинизма)
2.2. Пером и шпагой
2.3. Шпион, который меня любил
3. Светлые пятна темных материй
3.1. Человек с раньшего времени
3.2. Тайна, покрытая мраком
3.3. Лучевая лихорадка
3.4. Иерарх эфирной субстанции
3.5. Под эгидой «Красного Бонапарта»

Послесловие. Key point

П Приложение. Вероятность неочевидного
П.1. Наука как примечание к поэме христианства
П.2. Читающий да уразумеет
П.3. Плотник из Назарета, его друзья и враги

P.S.

 

Я больше верю легендам и мифам,
чем официальной истории. Легенда
всегда преувеличивает, но никогда
не врет, а история меняется
каждый раз со сменой власти.

М. Задорнов

Предисловие. Второе дыхание легенд

Как бы странно это не звучало, но чтение книг может приносить практическую пользу. Правда, не всех, не всем и не всегда. «Чтение сделало Дон-Кихота рыцарем, а вера в прочитанное - сумасшедшим», - замечает Б. Шоу. Книги, которые стоит читать, обладают одним общим свойством: они пишутся для самого себя. Даже если написанное адресовано определенному кругу лиц, стоящая книга узнается по отсутствию авторских понтов. Ее автор, не боится выглядеть наивным, не пытается умствовать, не предпринимает усилий понравиться. Ему не до этого. Он ищет ответ на некий вопрос. В основе поиска лежит письменная рефлексия, т.е. попытка разобраться в вопросе, излагая мысли на бумаге. И хотя всякая мысль, положенная на бумагу, становится плоской, она превращается, по крайней мере, в нечто осязаемое.*
Данная книга по существу является мидквелом** трилогии «Легенды и мифы 16-го Института». Это, как бы, второе дыхание легенд, которое равносильно повторному шансу, если ты потерпел неудачу.
Почему опять легенды? Да потому, что это абсолютно лучшее, что можно придумать в контексте развития данной темы. Ведь профессиональная легенда - это здоровое равновесие между абстрактной общностью и полнокровной конкретностью. Меня спросят: «А было ли такое на самом деле? Все ли в этих легендах соответствует фактам?»
Отвечаю: было. И это еще не все. Что же касается фактов, то еще Маяковский советовал «… к случившемуся прибавлять неслучившееся - будет более убедительно». При этом, можно выдумывать любые фантастические сюжеты, поскольку они всего лишь фон.***
Главное, когда читаешь и чувствуешь, что это про тебя. Про самих себя нам узнавать гораздо интереснее, чем о сексуальных маньяках, суперполицейских или исследователях кодов да Винчи. Когда книга битком набита поставленными и нерешенными проблемами, она читается как детектив. Основная цель при этом достигается, если у читающих ее появляется понимание каких-то собственных проблем и рождаются варианты их решения.
В любом случае, не надеясь, на чью бы то ни было снисходительность, прошу при вынесении книге окончательного приговора учесть чистосердечность раскаяния автора в возможных заблуждениях и допущенных оплошностях.

------------------------------------------------
* «Писать - это особый способ разговаривать, - утверждает Жюль Ренар, - говоришь, и тебя не перебивают».
**Мидквел (от англ. midllie - середина и sequel - продолжение) - сюжет, события в котором развиваются параллельно с сюжетом ранее вышедшего рассказа. Они не продолжают, а дополняют его линию. - Прим авт.
*** При создании такого фона, наряду с источниками историко-архивного характера, использованы материалы, Альтера Ю.А. (1.1, 3.5), Арсенова О.О. (3.4), Бурьяка А.В. (2.1), Гранина Д.А. (3.1, П.1), Жирнова Е.А. (3.3), Зиновьева А.А. (2.1), Краснова А.М. (П.2), Лазаренкова А.В. (П.3), Оскотского З.Г. (3.2), Пронина В.А. (3.1), Полковского И.М. (2.2), Стругацкого Б.Н. (2.2), Хмелюка В.А. (1.1, 2.3), Щербаченко М.Л. (2.1). – Прим. авт.

Глаголом жечь сердца и души
Как классик не сподоблен я,
Но можно проще: ваши уши,
Лапша, соответственно, моя.

#########################################


Если ты изложишь дело так ясно, что
тебя сможет понять каждый,
кто-нибудь обязательно не поймет.

Уилл Роджерс.

Послесловие
Key point *

 

«В психоанализе реальность - это то, что думают психоаналитики, а вымысел - то, что думают пациенты», - пишет Нобелевский лауреат Бертран Рассел, подразумевая, что слишком много думать - это ошибка. Я только однажды ошибся, когда думал, что я ошибся и теперь ничего не думаю ни о чем.** Все, что мне требовалось для этой книги, я уже пе- редумал. Поэтому, не задумываясь, заявляю: «Я написал то, что мне хотелось прочитать. Люди этого не писали, пришлось самому».
Написанное может показаться кому-то странным, поскольку не все скелеты в шкафу Института пересчитаны, вычищены и высушены. Кроме того, простая ревизия содержимого шкафа сама по себе ничего не дает. Тут опять же необходимо понимать, что каждый «скелет» из институтского шкафа был когда-то реальным человеком, вокруг которого происходили конкретные события. Установление причинно-следственных связей этих событий и определяет key point данной книги.
Этот момент при чтении книги постоянно следует иметь в виду, дабы не наткнуться вместо скелетов в шкафу на обглоданные собачьи кости. Не последнюю роль при этом в контексте данной рекомендации играет собственный жизненный опыт, позволяющий его обладателю понять то, что осталось за кадром и увидеть то, что написано между строк.

------------------------------------------------
* Ключевой момент (англ.).
** Моя жена была совершенно права, когда кому-то, похвалившему меня за ум (мол, думать умеет), сердито сказала: «Ничего он не думает, он только прикидывается умным». - Прим. авт.


Пусть каждый для себя решает,
Сомненьям быть или сомненья снять.
Кто хочет нас неправильно понять,
Тот правильно, увы, не понимает.

#########################################


О, мои братья. Я сказал много
горьких истин, но без всякой горечи
Сэмюэл Кольридж

P.S.

Все персонажи легенд, все события и коллизии являются не более, чем игрой авторского воображения - за исключением того, что на самом деле происходило на протяжении 93-х летней истории Института, к которому автор имеет некоторое касательство и относится с глубоким уважением.

Вселенский опыт говорит,
Что погибают царства
Не от того, что тяжек быт
Или страшны мытарства,
А погибают от того
(и тем больней, чем дольше),
Что люди царства своего
Не уважают больше.

Б. Окуджава